Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

портрет

(no subject)

Растения делают меня счастливой. Я их обожаю, и мне повезло, что в квартире целых четыре окна. Но вот орхидеи... Не понимаю их совершенно. Не чувствую. Растения-инопланетяне. Фаленопсисы, которыми забиты магазины, - это фигня, они понятные, как картошка. А вот если речь заходит о более редких видах - все, плыву.
Между тем совсем скоро мне привезут бульбы вьетнамских орхидей! Поэтому если среди вас есть суперэксперт по орхидным - пожалуйста, просигнальте мне. Очень будут нужны советы - как что правильно посадить и ухаживать, понять по бульбе название.
А пока - восхитительные цветы из оранжереи в Gardens by the Bay в Сингапуре. И даже зеленая орхидея!









портрет

(no subject)

"Ты, Маша, социопатка. Например, ты говоришь одним людям плохое про других. А потом тем другим говоришь плохое про первых. И все понимают, что тебе доверять нельзя".
Наверное, так. Вынуждена признать. Печально, но я такая.
Однако, во-первых, есть люди, про которых я в принципе не говорю ничего "плохого". Их мало, но они существуют.
Во-вторых, что такое "говорю плохое"? Я просто цитирую фразы. Или описываю поступки, которые мне стали известны. И все. Ничего не придумываю. Не довираю. А то, что поступки-фразы выглядят плохими, глупыми, жестокими... Ну...
Я не смогу измениться. Мне жаль, но нет.
портрет

(no subject)

Традиционно - "Новости с сайта знакомств".
Пишет обладатель вот такой физиономии.
"Я простой парень. Ищу простую девушку. Если заинтересуешь луну приволоку."
- Я совсем не простая. Почему ты мне решил написать?
- Потому что дурнушки мне ни к чему.

портрет

(no subject)

Итак, Танин кавалер. Таня не знает, оставаться ей с ним или нет, мечется. Просит моего совета.

Что мы имеем. Мужик 37 лет, живет на Красных Командиров, это Эльмаш. Трехкомнатная квартира, в которой кроме него живет 13-летняя дочь Настя. С женой в разводе, жена – алкоголичка.

Где мужик работает – непонятно. Молчит. На какую-то постоянную работу не ходит. Деньги – то сразу 200 тысяч, то нихера, с перебоями. Я не стала говорить Тане, что это может быть и наркодилер, и обнальщик, и скупщик краденого.

Очень настаивал, чтобы трахались без презерватива. «Я же чистый, как ты можешь меня подозревать!». Хорошо, что Тане хватило упорства настоять на презиках. Наверное, сыграло роль то, что она долго наблюдала, как к ее соседу по коммуналке-спидознику-бывшему наркоману и зеку постоянно шастали разные влюбленные бабы, и он им тоже внушал, что здоров. Презервативы Таня покупает сама и на свои деньги. Потому что Антон (гандон) гандоны покупать, сука, стесняется!

Минет требует, куниллингус делать не хочет. Если делает, то хуево.

Секс Таню не радует.

13-летняя дочь Настя ведет себя как сука. Однажды высказала: «А что это она у нас все время бывает, а пол даже ни разу не вымыла?». Я бы взяла тряпку для пола и уебала бы малолетней твари по роже.

У 13-летней Насти начались первые месячные. И папаня ее что? «Таня, только тебе могу поручить такое! Расскажи ей про месячные, что делать, что не делать, купи вместе с ней тампоны, прокладки. Я вообще хочу, чтобы ты о ней заботилась, давно мечтал найти ответственную женщину!».
Тут я начала орать: «Таня, не вздумай возиться с чужими выблядками! У тебя будут свои дети, на них и трать время, любовь, энергию! Ишь, блядь, нашел бесплатную няньку, козел!».

- Ты говоришь, у него серьезные намерения. Он предлагает тебе выйти за него замуж?
- Нет, хочет, чтобы я просто так с ним жила, и все.

- Маша, я ближе к Новому году заикнулась, что хочу колечко золотое с фианитами. Он сказал, что поспрашивает у знакомых, нет ли где такого же колечка, но подешевле. Так и не купил ничего.

На Новый год я купила ему подарочный набор из двух бутылок виски. Он мне ничего не купил.

- Мы съездили на кладбище. Я как бы попросила благословения у мамы и бабушки. Антон пообещал, что даст денег на памятник моей бабушке. (Таня – круглая сирота). Я его даже не просила, сам захотел. Потом сказал, что узнает, где подешевле.
- И что, дал денег-то в итоге?
- Нет.

- Я не могу представить, что живу с ним всю жизнь. Это не мой человек. Если дети будут на него похожи, я же повешусь.

- Он знал, что он первый мужчина в твоей жизни?
- Да.
- Он тебе что-нибудь подарил, как-то порадовал?
- Да нет…

- Я сидела с подружками в «Тануки», он позвонил и попросил купить ему сет роллов. Я купила, привезла. Говорю – с тебя 500 рублей. Он – нет! Я же, говорит, покупаю в магазине еду, когда ты приезжаешь! На тебя и на Настю покупаю.

- Часто я впадаю в истерики. Пью вино, становлюсь злой, бью его по роже, губу недавно разбила. Он мне не отвечает, терпит. Наверное, он добрый, да, Маша?
- Нет, он просто лох и понимает, что с трудом найдет бабу, которая будет ему давать.

- Он говорит – я же тебя принимаю такой, какая ты есть, вот и ты меня принимай!
- А что, ты какая-то косая-кривая, что тебя трудно принимать? Зачем он тебя принижает?

- Все подружки и сестра говорят, чтобы я соглашалась с ним жить так и скорее уходила в декрет, даже без брака. Мне же осенью будет тридцать лет! Мы с Антоном ездили к гадалке в Кедровое, она сказала, что он - моя судьба. Я даже при нем заплакала. А ты как считаешь, мне надо притерпеться или разойтись?
портрет

(no subject)

Однажды, еще в школе, я заболела ангиной. Валялась с температурой и больным, белым, будто вымазанным сметаной, горлом. И меня разобрало любопытство. Было интересно подойти к какому-то "краю", заглянуть за него, увидеть, что будет. Эксперимент не хуже, чем у Зимбардо, хаха.
И я перестала пить таблетки, вообще все. Складывала их под подушку, потом выбрасывала.
Было любопытно, как будет вести себя организм. Ну, не умру же. А если не умру, то что будет?
Я болела примерно с неделю. Первые дни был температурный бред, я ржала над тем, как мне тяжело и плохо. Это было приключение.
Но потом температура неуклонна спадала, я выздоравливала. Скучно и банально. Организм выкарабкивался, к моему некоторому разочарованию (я хотела поболеть подольше, чтобы пропустить четвертные контрольные по математике).
После этого эксперимента я стала больше верить в собственные физические силы. Что я все-таки живу за счет своих ресурсов, а не за счет таблеток.
И мне интересно, а если так же не лечить, а запускать депрессию, погрузиться на самое ее дно, к чему это приведет? Организм тоже неизбежно вывезет, или нет? И если нет, то что будет? Понятно, что результат появится не за неделю (а жаль).
портрет

(no subject)

Типичные признаки утра после бессонной ночи:
- голова кружится, как радар ПВО,
- бешеное сердцебиение, при этом пульс куда-то вообще исчез,
- слабость, каждая рука и нога весят сто кило, не меньше, поднять их невозможно,
- когда все-таки пытаешься встать, руки-ноги дрожат, куда-то расползаются и не держат.

Легла я где-то около двух, в час 52 минуты, помню, еще перекидывалась смсками по поводу снегопада и зимних шин.
Потом в 4 утра запищала сигнализация, и я героически побежала на парковку выяснять, что случилось (вроде ничего не случилось, кроме падения комка снега с ветки). Потом - сука! - в половине пятого, когда я только-только стала задремывать после пробежки по ледяным лужам, пиликнул телефон - мол, зарядка достигла уровня 100 процентов! А чо пиликать-то?(((( Я опять встрепенулась и матюгнулась.

Но самое убойное - именно в это утро (да какое утро, ночью все-таки) мне позвонила знакомая - в 6 часов 54 минуты. Я просто охуела, когда увидела время.
- Привет, - говорит. - Я не рано?
портрет

(no subject)

Однажды моя милая, наивная и очень красивая подруга Лиля забеременела от своего любовника. Любовника она отыскала в бассейне, в который мы с ней ходили практически через день. Я почему-то сразу подумала, что мужик-мудак, и пристает к девушкам совершенно по-хамски, а она с ним через пару недель его приставаний переспала.
И вот спустя несколько месяцев сидит такая беременная Лиля в холле бассейна, вся поникшая, и ее лица почти не видно под прядями светлых льняных волос.
Я сижу рядом. В какой-то момент она поднимает голову, я вижу ее печальные серые глазищи, и говорит:
- Знаешь, раньше, когда он меня хотел соблазнить, он сидел на этой скамейке и ждал, когда я выйду, чтобы хоть словом со мной переброситься. Так терпеливо ждал! Я знала, что он ждет, но мне было все равно, я не старалась выйти пораньше.
А сейчас я беременна и я его жду. А ему наплевать, плавает и плавает, хотя тоже знает. Ты не находишь, что это смешно, Маша, что это какая-то кольцевая композиция?

Лиля его дождалась, они разговаривали у входа в бассейн, в свете фонаря. Через стекло я видела, как крупные снежинки падали на Лилины светлые волосы. Она стояла без шапки.

Он удивился, почему она не хочет родить ребенка просто так, без мужа, сказал, что деньгами на аборт помочь не может, пока нет денег, на работе задерживают зарплату, а мать в долг не даст...
Потом сел в машину и даже не предложил довезти бедную Лилю до дома.
Я была страшно зла и хотела его впечатать обидными жесткими словами в его же гребанную машину - "чебурашку", блеать. Единственное, что меня остановило - мысль о том, что нельзя вмешиваться в чужую жизнь, вдруг Лиля с ним еще помирится?
Я считала, это несправедливо - настаивать на сексе без презерватива, а потом не нести ответственность за жизнь маленькой наивной девушки 23 лет. Да еще и влюбленной. И я нашла бы, что сказать, чтобы он на всю жизнь почувствовал себя мудаком и рваным гондоном. Чтобы хуй у него вставал с опаской и тут же падал от собственной униженности.

...Конечно, моя Лиля была ближе к дурочкам. Такая вся поэтичная, нежная, не приспособленная к жизни. Но я считаю, это не значит, что не приспособленных к жизни можно обманывать и обижать. Ни у одного мудака на "чебурашке" нет такого права.

Денег на аборт дала Лиле я, потом ее мама мне их вернула. Более того, я сама ее привела в клинику и ждала в коридоре. А потом повела на какой-то фуршет в "Покровский Пассаж". Ей надо было развеяться. Я следила, чтобы не выпила не слишком много шампанского.

К чему я вспомнила и написала всю эту длинную историю? Даже не знаю, блин. Может быть, потому, что это важно - чтобы рядом были друзья. И потому, что иногда нужно о ком-нибудь заботиться и кого-то защищать. Ну, и еще - потому что бывают моменты в поведении людей, которые я просто не переношу.

портрет

Групповуха и брюнетки в "Анне Карениной"

У Толстого явно был фетиш – брюнетки. Взять хотя бы мадам Роланд – гувернантку, с которой изменил жене Стива (это из-за его блядок «все смешалось в доме Облонских»). Что он вспоминал? Ее черные глаза! (Песню «Чоорныее глаза! Абнимаю, вспаминаю…» Лев Николаевич всяко одобрил бы). А кто у нас Наташа Ростова? Брюнетка. У Катюши Масловой глаза как смородины (ну, не красные же смородины, ясное дело). Каренина – само собой брюнетка.
Толстой любил все натюрлих. Чувствуется, что слова героя – «Эти глупые шиньоны! …Ласкаешь волосы дохлых баб» об искусственных волосах – это личное мнение автора. Он еще про силиконовые сиськи не знал.

Блядовитому Стиве, Степану Аркадьевичу, было 34 года, его жене Долли – 33, он считал ее безнадежно старой. В книге она описана как «истощенная, состарившаяся, некрасивая уже женщина». Да еще с поредевшими волосами.

Константину Левину, который в книге типа оплот нравственности и праведности, 32 года. Он ухаживает за Кити, которой 18. Левин тот еще извращенец, недаром его не принимали в свете. Во-первых, для него все падшие женщины – «гадины». А в жены ему надо было девушку с «невинностью голубиною». Во-вторых, он постоянно тусил в деревне и пытался стать среди мужиков своим. Наверное, изрядно их этим доставал. То косить пойдет с ними вместе, а косить-то и не умеет, то просто так лясы точит, время отрывает. Понятно, крестьяне не могли его просто так послать нахер.

Зато Кити могла. Когда он впервые к ней сватался. И это ее самое правильное решение за всю книгу. Левин жутко расстроился, так даже мечтал жениться на крестьянке, мол, там все будет идеально, но в итоге Кити передумала.

Кити была дура, что пошла на ТОТ бал в розовом платье. Понятно, что Каренина в черном была круче.

Внешность Карениной. «Она вышла быстрой походкой, так странно легко носившею ее довольно полное тело».
При первой встрече Вронский покорил ее щедростью – дал 200 рублей вдове обходчика, задавленного поездом. А Каренина запомнилась ему тем, что в ее взгляде было что-то ласковое и нежное. Ха-ха, то ли будет потом. Позже она замучает его ревностью. Приступы ревности и гнева она будет называть «бесами»: «Бесы, бесы опять!».


На момент знакомства с Вронским Анна уже минимум 9 лет состояла в браке. У нее был восьмилетний сын. Бальзаковская женщина.

У матери Вронского в браке было много романов, наверное, отсюда и его лояльность к блядкам. Но мать Вронского потом осуждала Анну.

Вронского любят изображать в кино безупречным красавцем, а в книге он с лысиной и невысокого роста.

Кити в 18 лет переживала, что «ее возят на балы только чтобы выдать замуж».

Вронский и Анна переспали только через год после знакомства. Сцена очень эротична – Толстой описывает героев сразу после секса. Она обнаженная, он ее обнимает, пытался успокоить, а она переживает из-за содеянного.  

Каренин-муж – вылитый гот, почитывал книгу «Поэзия ада». У него не только уши были некрасивые, что раздражало Анну, еще и голос писклявый.

С Карениной и книгами тоже ржака. Она как-то говорит Вронскому, что не будет скучать, потому что ей прислали «книги Готье». Гламуррр!

Левин лох – перед свадьбой дал Кити читать свой дневник. Блогов-то не было. Хотел, чтобы она знала, что он неверующий и что уже спал с бабами – «неневинный». Ну, она прочитала и давай плакать. Не из-за атеизма, конечно, а из-за того, что у него уже бабы до нее были.
- Вы не простите меня – прошептал он.
- Нет, я простила, но это ужасно!
За день до свадьбы Левин ебет мозги Кити – может, я тебя недостоин, может, отменим свадьбу?

Все помнят, что Анна бросилась под поезд, но не все – что Вронский стрелялся. И даже не было осечки, он тяжело ранил себя, а спасли его случайно. Это произошло после того, как Анна родила от Вронского дочь и отказалась уходить от Каренина. Интересно, что это Анна не хотела разводиться, сам Каренин тогда был готов дать ей развод.

«Анна Каренина» - на самом деле книга о тайных эротических желаниях. Толстой не мог написать напрямую о групповухе и свингерах, поэтому писал строго конспиративно.
Не верите? А вот! Бедная Долли, жена блядуна Стивы, мечтала не рожать. Еще она мечтала изменить мужу, и непременно рассказать ему об этом. Ей нравилось фантазировать на эту тему.

Но круче всех Анна Каренина. После секса с Вронским:

«Одно сновиденье почти каждую ночь посещало ее. Ей снилось, что оба вместе были ее мужья, что оба расточали ей свои ласки. Алексей Александрович плакал, целуя ее руки, и говорил: как хорошо теперь! И Алексей Вронский был тут же, и он был также ее муж. И она, удивляясь тому, что прежде ей казалось это невозможным, объясняла им, смеясь, что это гораздо проще и что оба они теперь довольны и счастливы». Чем не фильм «Мечтатели» Бертолуччи?

портрет

(no subject)

"Не понимаю, почему меня считают блядью. Я просто естественная", - говорит одна моя знакомая.

О себе тоже могу слово молвить.
Я не двуличная. Это вы слепошарые, если так видите.
(Особо касается бывших коллег из "Собаки").
портрет

Банальность и идиотизм в искусстве


Уж извините, что без подката, что-то он хреново работает. 
Я просто хочу выложить текст, который написала для журнала, и он мне даже нравится, а это редко бывает. Про одного екатеринбургского художника. Редкий случай, когда я могла написать все так, как хотела, не прогибаясь ни под концепцию издания, ни под капризы героя - их просто не было. Мне Калашников показался  очень настоящим.

Анатолий Калашников

Он участвовал во многих российских и зарубежных выставках и стал лауреатом Губернаторской премии и премии имени Геннадия Мосина. Среди его работ выделяются живописный цикл «Страна Темуджина», посвященный Монголии, а также концептуальное восемнадцатиметровое полотно «Перегон скота в штате Монтана», над которым художник трудился несколько лет.

В моей семье никого с художественным образованием не было. Отец – кадровый военный, мать – домохозяйка, бухгалтер в воинской части. Правда, мама немного рисовала. Однажды я к ней подошел, стал наблюдать, как она копирует картинки, мне понравилось, и я решил – все, вот этим и буду заниматься.

Первыми художниками, с которыми я познакомился, стали Никола Пуссен и Клод Лоррен. На дворе был 1947 год, послевоенное время, ни телевизоров, ни радио, никакой информации об искусстве. И вдруг отец купил открытки из серии «Пушкинский музей», посвященные Пуссену и Лоррену. Основатель французского классицизма Никола Пуссен до сих пор остается моим кумиром, и его взгляды на искусство я целиком и полностью разделяю.

Чем больше я узнаю живопись и разнообразные направления в ней – абстракционизм, импрессионизм, авангардизм, супрематизм и прочие «измы» - тем отчетливее понимаю, что самым значимым остается принцип именно классической станковой живописи.

Первыми предметами, которые я запечатлел - помнится, лет в шесть - были табуретка и книжка. Просто табуретка и просто книжка на столе. Сейчас я бы с интересом посмотрел на эти рисунки. Потому что в них была свежесть восприятия, не замутненная стереотипами. Вообще, это очень трудно - увидеть вещь в ее естестве, такой, какая она есть, а не такой, как мы ее себе представляем. Например, мы пользуемся табуретками и книжками на автоматизме, не задумываясь о том, что это такое на самом деле. Для нас это символы, за которыми мы уже не видим вечную красоту. А если смотреть на книжку или табуретку очень внимательно, то можно увидеть в них что угодно, даже крокодила или бегемота.

Самое увлекательное и парадоксальное в искусстве – это банальность. Если ты способен превратить ее в оригинальность, то ты становишься настоящим художником. А если продолжаешь автоматически перерисовывать банальные вещи, то и получится банальная живопись, едва ли имеющая отношение к подлинному искусству.

Искусство – это не вид из окошка. Ты как инопланетянин, который прилетел на Землю и все видит впервые, и для него это шок.
Недавно я открыл для себя Казимира Малевича. Естественно, я о нем знал чуть не с пятнадцатилетнего возраста, но как-то увидел по телевизору передачу про него, бросил все дела и стал неотрывно смотреть на экран. И этот художник открылся мне с новой стороны. Я понял, что его «Черный квадрат» - это принцип всех искусств. Взять, например, знаменитую конную статую кондотьера Гаттамелаты работы скульптора Донателло. По сути, она вписана в квадрат и сделана по законам этого квадрата. Я смотрю на кондотьера, а для меня это «Квадрат» Малевича, это же так очевидно!

Советская эпоха была прекрасным временем. Тебе давали работу, ты получал деньги, к тебе никто не приходил и не вмешивался в творчество. Другое дело, что ты не мог продать картину… Но мы их и сейчас не особенно продаем. Мы писали совершенно искренне, а то, что не за все темы можно было браться, ну, да, это существовало. Но если ты не круглый идиот, то ты понимал, что незачем плевать против ветра или идти сквозь стену.
 
Изолированности от мирового искусства в то время не ощущалось. При советской власти выходили журналы «Художник», «Декоративное искусство», «Творчество», были замечательные журналы социалистических стран, и из них мы получали подробную информацию о том, чем жило искусство во всем мире. А сегодня никакой информации нет. Да, я могу покупать дорогие монографии известных уже художников, но современных авторов я не вижу, ничего не знаю о них. Чтобы восполнять пробелы, надо ехать в Москву, в Петербург, в Европу, посещать выставки, галереи, но для этого надо иметь колоссальные нервы, я уж не говорю про деньги.

Внутренне я чертовски сопротивлялся тому, чтобы писать картину «Перегон скота в штате Монтана». Я понимал, что это должно быть нечто грандиозное, а значит, на картину надо выделить средства, средства должны быть украдены из семьи, и придется затратить на работу не один год. Я писал ее не по зову сердца, я боролся с этим идиотизмом, но, знаете, есть такое выражение - «картина не слишком гениальная вышла, если в ней мало идиотизма». Так вот, без идиотизма нет искусства. Гоголь – идиот? Идиот. И Пушкин скорее идиот, чем здравомыслящий.

Когда я работал над «Монтаной», я писал, скорее, Россию, а не Америку. Потому что Россия и Америка – это два полюса мира, две страны, у которых столько общего – они раскинулись от Тихого океана до Атлантического, у нас было освоение Сибири, у них – Аляски, у нас была Гражданская война и у них. Но нарисовать такую же картину про Россию невозможно – у нас же не пятьсот лет истории, а более тысячи.

Не я писал эту картину, это картина писала меня. «Монтана» - действительно грандиозное полотно, и дело не в размерах, а в затратах, в плотности времени и пространства, запечатленных в ней. Если американцы осваивали, обживали свои территории около ста лет, то и я должен был вложиться в работу соответственно.

Я все никак не могу ощутить себя свободным, у меня все время какие-то долги, не финансовые, а внутренние. Я всегда что-то должен. Например, должен был завершить «Монтану». На это из жизни ушло пять лет. Или цикл «Страна Темуджина», я писал около ста картин, а они не сразу на свет появляются. Я бы рад от всего этого отказаться и сказать: да я что-то попроше напишу – натюрмортик, пейзажик… Я мечтаю наконец-то стать свободным художником и писать то, что мне нравится, а не то, что я себе накидал в голову. Мне безумно нравятся Ван Гог и Ренуар, особенно Ренуар. Он что хотел, то и рисовал – как птичка божия. Проснулся, увидел и рисует. Или Матисс: утром вышел на прогулку, увидел красивый прудик – запечатлел. Абсолютно свободный человек. Это роскошь – так жить.

Художник должен быть богатым и свободным, прежде всего свободным.

Обычным людям с художником тяжело, да и ему самому с собой тяжело, вот ведь парадокс.
Человек должен многое через себя пропускать, как и актер, как композитор, мало того, это все еще должно и трансформироваться, а это постоянная работа.
Если бы я мог перенестись во времени, то я бы хотел попасть в мастерскую Рембрандта. Он написал самую великую из всех картин – «Ночной дозор». И я бы так в сторонку отошел, наблюдал из-за шторки и был бы счастлив. Для меня Рембрандт – это божество, как и Феофан Грек. Так, как рисовал и понимал картину Феофан Грек, может понимать только Господь. Взгляните на фреску «Христос Пантократор». Никто такого уровня не достигал, даже Леонардо да Винчи. Он занимался совершенствованием формы, технологий, моделировал, но, в отличие от Грека, не уделял внимание совершенству духа.

Мне очень нравится, как художник-сюрреалист Рене Магритт ответил на вопрос, пишет ли он на заказ. «Конечно, я пишу картины исключительно на заказ!» - «А кто ваш заказчик?» - «Исключительно я сам!»